Problems of Armenian-Georgian energy cooperation under conditions of regional integration challenges
Table of contents
Share
Metrics
Problems of Armenian-Georgian energy cooperation under conditions of regional integration challenges
Annotation
PII
S271332140014543-4-1
DOI
10.18254/S271332140014543-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vahe Davtyan 
Occupation: Professor
Affiliation: Russian-Armenian University
Address: Yerevan, H. Emin str., 123
Edition
Abstract

The main problems of the Armenian-Georgian cooperation in the field of energy are considered through the prism of geopolitical and geo-economic processes in the South Caucasus. The issues of interaction between Yerevan and Tbilisi in the field of gas transportation and electric power communications are studied separately. In particular, the efficiency of the Mozdok-Tbilisi gas pipeline, and the risks of its sale to a third party are assessed. The reasons for freezing the format of swap trade in natural gas between Iran, Armenia and Georgia are identified. The geostrategic significance of the ''North-South'' electric power corridor project, designed to ensure mutual flows between Iran, Armenia, Georgia and Russia, are determined.

Keywords
Armenia, Georgia, energy, gas, electricity, security, region, integration.
Received
09.04.2021
Date of publication
16.04.2021
Number of purchasers
3
Views
10
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Введение

2

Установленные в 1992 г. официальные отношения между Ереваном и Тбилиси полны противоречий, находящих свое отражение как в политических, так и в экономических вопросах. При этом экономику в данном случае следует рассматривать в качестве производной политических процессов. Армения и Грузия, по сути, являются государствами, традиционно рассматриваемыми в параллельных геополитических измерениях. Это, в свою очередь, неизбежно сказывается на армяно-грузинском энергодиалоге, полном многочисленных проблем, но вместе с тем выделяющимся своим большим потенциалом.

3

Газотранспортные коммуникации

4 Львиная доля поставляемого в Армению из России природного газа поступает по так называемому ''Северному газопроводу'', проходящему по территории Грузии (Моздок-Тбилиси). Ежегодно по данной магистрали поставки ''голубого топлива'' доходят до 2 млрд куб.м. При этом традиционно в качестве оплаты за транзит российский ''Газпром'' расплачивался с Тбилиси природным газом, однако в 2016 г. российский монополист предложил оплату транзита в деньгах1, что вызвало шквал критики со стороны грузинской оппозиции, обвинившей грузинское правительство в сговоре с Москвой. Впрочем, в самый разгар переговоров ''Газпром'' выступил с весьма жестким заявлением о том, что если Тбилиси не примет новые условия, то транзит газа по грузинской магистрали и вовсе прекратится, а поставки в Армению будут осуществляться по альтернативному газопроводу Иран-Армения. Следует отметить, что это, пожалуй, первый и пока единственный случай, когда Москва на уровне официальной риторики подчеркнула инфраструктурную принадлежность армяно-иранской газовой магистрали ''Газпрому'' (последний 40 км-вый участок газопровода - Мегри-Каджаран - был передан российской компании для покрытия долга в 2015 г2.). В последний раз договор о транзите был продлен в марте 2019 г. сроком до конца 2020 г. Вместе с тем был продлен контракт на закупку частными грузинскими компаниями российского газа. ''Мы добились улучшения коммерческих условий по обеим позициям: транзитная плата была увеличена, а цена на российский газ снижена, если какая-либо частная компания заинтересована в российском газе'',- заявила тогда министр экономики Грузии Натия Турнава3. Впрочем, важно подчеркнуть, что хоть цена на российский газ для Грузии и была понижена на 15%4, все же ключевым поставщиком ''голубого топлива'' на грузинском рынке продолжает оставаться азербайджанская компания SOCAR, выступающая не только в роли поставщика, но также приобретающая ежегодно по несколько километров газотранспортных магистралей Грузии. Только в феврале 2020 г. дочерняя компания SOCAR – SOCAR Georgia Gas – пополнила свои активы на 155,31 тыс. метров газопровода, а до того, в 2019 г. – на 708,5 тыс. м, в 2018 – 594 тыс. м5. Политика приобретения грузинских газотранспортных инфраструктур, безусловно, существенно понижает возможность обеспечения энергетической диверсификации Грузии, подчеркивая ее зависимость от своего восточного соседа.
1. Грузия договорилась с "Газпромом" об условиях транзита газа в Армению / >>>>

2. Участок Мегри-Каджаран газопровода Иран-Армения будет продан компании «Газпром Армения» / >>>>

3. «Газпром» продлил транзитный контракт с Грузией / >>>>

4. Грузия получила скидку на российский газ / >>>>

5. «Дочка» SOCAR пополнила свои активы в Грузии, купила 155 км газопроводов / >>>>
5 С другой стороны, данная политика включает в себя определенные риски также для армянской стороны. При этом риски эти вовсе не гипотетического характера. В 2010 г. грузинское правительство заявило о возможном выставлении на продажу ''Северного газопровода'' – Моздок-Тбилиси6. Подобный сценарий рассматривается в качестве кризисного в Концепции обеспечения энергетической безопасности республики Армения (Концепция, 2011 г.) Примечательно, что на это заявление первым делом отозвалась азербайджанская SOCAR, заявив о готовности заплатить за данный участок значительно больше его реальной рыночной стоимости. И хотя этот процесс ограничился лишь риторикой, однако периодическое появление в грузинской экономической повестке этого вопроса сохраняет его высокую рискогенность для Армении.
6. Баку проявил интерес к покупке грузинского отрезка газовой магистрали из России в Армению / >>>>
6 Обращаясь к потенциалу развития армяно-грузинского энергодиалога в сфере газотранспортных коммуникаций следует обратиться к подписанному в 2015 г. между Тегераном, Ереваном и Тбилиси соглашению о своповых поставках иранского газа на грузинский рынок (своповая модель была выбрана ввиду отсутствия возможности прямого выхода газопровода Иран-Армения на грузинскую газотранспортную систему)7. Вслед за подписанием соглашения при правительстве Армении была основана компания – ЗАО ''Энергоимпекс'', призванная обеспечивать реализацию сделки. В результате в направлении Грузии была осуществлена пробная поставка природного газа объемом около 24 млн куб.м8. Однако такая форма трехсторонней кооперации не получила дальнейшего развития ввиду двух ключевых причин. Во-первых, лидирующие позиции азербайджанской SOCAR на грузинском рынке природного газа изначально внушали определенный скепсис в отношении заключенной сделки. Во-вторых, углубление сотрудничества с подсанцкионным Ираном в сфере энергетики не вписывалось в геополитические ориентиры Грузии, взявшей курс на евроинтеграцию и параллельно получавшей финансовую поддержку непосредственно из Вашингтона. Таким образом, попытка прорыва энерготранспортной блокады, в которой Армения пребывала после развала СССР, на данном этапе не увенчалась успехом.
7. А.Миллер из г. Люксембурга. Газпром и Иран намерены заняться своповыми поставками газа в Армению. Через Грузию / >>>>

8. Грузия импортировала из Ирана 24 млн куб.м газа за 6 месяцев / >>>>
7

Электроэнергетические коммуникации

8 Впрочем, не очень радужны также перспективы интеграции Армении во внешние электроэнергетические рынки. И если в случае с газотранспортными коммуникациями проблемы преимущественно сводятся к геополитическим реалиям, то в случае с электроэнергетикой к геополитике прибавляются также внутренние политические, управленческие и коммерческие факторы.
9 Начнем, пожалуй, с того, что располагающая избытком генерирующих мощностей Армения традиционно рассматривалась в качестве электроэнергетического лидера региона. Так завелось еще с советских времен, когда Армения фактически выполняла роль гаранта энергетической безопасности региона в рамках Объединенных электроэнергетических сетей Закавказья (ОЭСР), а после запуска в эксплуатацию Армянской АЭС в начале 1980-ых и вовсе начала рассматриваться в качестве важного актора выстраивания экспортной стратегии в направлении Ближнего Востока (в частности, Ирака и Сирии) (Национальный архив Армении, ф. 1599…).
10 Армянская энергосистема и сегодня продолжает оставаться избыточной, формируя высокий экспортный потенциал республики (Энергетический баланс, 2018). Потенциал этот отчасти используется особенно в направлении Ирана, куда ежегодно из Армении поставляется 1,3-1,5 млрд кВт.ч. электроэнергии (в рамках бартерной сделки ''1 кВт.ч, электроэнергии взамен на 3 куб.м газа) (Манасерян, 2016). Правда, не все безоблачно на иранском рынке для продвижения Армении на местном электроэнергетическом рынке (возрастающая конкуренция с Азербайджаном и Туркменистаном), однако обратимся к главному предмету нашего анализа – армяно-грузинскому энергодиалогу.
11 Вплоть до 2005-2006 гг. Армения поставляла до 15% потребляемой в Грузии электроэнергии. Поставки осуществлялись через ЛЭП ''Алаверды'', находившиеся в пользовании российской компании ''Интер РАО ЕЭС''. Однако инициированная в Грузии реформа энергетики привела к тому, что сначала экспорт из Армении в Грузию осуществлялся в основном во время аварий в грузинской энергосистеме, при этом импортированную электроэнергию Тбилиси, как правило, в тех же объемах возвращал Еревану. Однако уже сегодня сложилась ситуация, когда Армения не только не поставляет электроэнергию на грузинский рынок, но сама начинает импортировать произведенную в Грузию дешевую электроэнергию. Обратимся к цифрам. В 2018 г., экспорт электроэнергии из Армении в Грузию составил 7,8 млн кВт.ч., импорт – 82,3 млн кВт.ч. В 2019 г. импорт составил 59,3 млн кВт.ч., экспорт не осуществлялся9. С учетом остановки Армянской АЭС на 141 дней в 2021 г., а также 5-го энергоблока Разданской ТЭС поставки электроэнергии из Грузии в Армению будут возрастать.
9. Georgian Electricity Market Operator / https://esco.ge/en
12 Примечательно, что параллельно на грузинском рынке растет удельный вес электроэнергии, импортируемой из Азербайджана. По результатам 2019 г., импорт электроэнергии из Азербайджана в Грузии превысил 1 млрд кВт.ч10. Таким образом, Азербайджан сегодня лидирует среди главных экспортеров электроэнергии на грузинском рынке (дальше следуют Россия и Турция), что является важным геоэкономчиеским вызовом для энергоизбыточной Армении.
10. Там же.
13 Важно подчеркнуть, что налаживанию импорта электроэнергии из Грузии в Армению в значительной степени способствует инициированный в 2017 г. процесс либерализации армянского электроэнергетического рынка, который предусматривает также либерализацию внешнеторговой деятельности в данной сфере (Программа либерализации рынка электроэнергии, 2017). Очевидно, что высокая себестоимость производимой в Армении электроэнергии, что обусловлено накопившемся в энергосистеме кредитном бремени, большой долей в электрогенерации работающих на природном газе тепловых электростанций (более 40%) и скромной динамикой потребления, создает условия, в которых более дешевая грузинская электрогенерация будет намного более привлекательной для армянских электроэнергетических трейдеров – института, формирование которого также предусмотрено программой либерализации.
14 В связи с этим отметим, что в вопросах либерализации экспорта-импорта электроэнергии имеются также проблемы инфраструктурного характера. При поставках электроэнергии из Грузии Армения должна отключить электроснабжение на своем ''островке'' (в областях Тавуш или Лори), поскольку сейчас нет возможности работать в параллельном режиме. Режим этот может быть задействован в 2023-2024 гг., когда завершится строительство линий электропередачи Иран-Армения и Армения-Грузия в рамках электроэнергетического коридора ''Север-Юг'' (Иран-Армения-Грузия-Россия).
15

Выводы

16
  1. Армяно-грузинский энергодиалог, располагая весьма большим и органически формируемым потенциалом развития, сегодня в целом демонстрирует негативные тенденции. Последние обусловлены прежде всего геополитическими реалиями, которые препятствуют полноценной энергетической интеграции в регионе.
  2. Своповая модель торговли газом между Ираном, Арменией и Грузией не увенчалась успехов ввиду лидирующих позиций азербайджанской SOCAR на грузинском рынке, а также нежелания Тбилиси углублять энергетическое сотрудничество с подсанкционным Ираном.
  3. Армения располагает избытком установленных электроэнергетических мощностей, что диктует необходимость развития электроэнергетического экспорта, в качестве ключевых направлений которого должны рассматриваться Иран (с дальнейшим выходом на ближневосточные рынки) и Грузия. В этой связи замедленные темпы реализации проекта электроэнергетического коридора ''Север-Юг'' формируют стратегические риски, понижающие роль Армении в региональных электроэнергетических коммуникациях.

References

1. Kontseptsiya obespecheniya ehnergeticheskoj bezopasnosti Armenii / Prilozhenie k resheniyu pravitel'stva RA № 50 ot 22 dekabrya 2011 g. // https://www.e-gov.am/u_files/file/decrees/arc_voroshum/12/MAR50-14_1.pdf

2. Ehnergeticheskij balans Respubliki Armeniya za 2018 g.: itogovyj otchet ministerstva territorial'nogo upravleniya i infrastruktur // http://www.mtad.am/u_files/file/energy/Balance2018%20ARM%E2%80%9424,01,2020.pdf

3. Natsional'nyj arkhiv Armenii, fond 1599, op. 3, d. 74, l.1-2.

4. Programma liberalizatsii rynka ehlektroehnergii i meropriyatij po razvitiyu mezhgosudarstvennoj torgovli Respubliki Armeniya: Prilozhenie k protokolu Pravitel'stva RA 32-10 ot 27 iyulya 2017 g. // https://www.e-gov.am/protocols/item/774/

5. Manaseryan T. Otmena sanktsij Zapada i novye realii regional'noj integratsii: Armeniya-Iran-EAEhS // Al'ternativa, 2016 / http://ysu.am/files/2-1547709613-.pdf