Coherence of economic policy against the background of dollarization of the economies of the EEU countries
Table of contents
Share
Metrics
Coherence of economic policy against the background of dollarization of the economies of the EEU countries
Annotation
PII
S271332140013113-1-1
DOI
10.18254/S271332140013113-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alena Dudkova 
Affiliation: Belarusian State University
Edition
Abstract

The article is devoted to dollarizaton process, because the United States is now receiving greater economic and political power from dollar hegemony. This leads not only to the exercise of sovereignty in monetary regulation, but also hinders the integration processes: prevents the development of its own currency and financial market and limits the turnover of the national currency.

The research objective is the need for a detailed study of the concepts of "dollarization" of the economy, its classifications and approaches to conduct the most comprehensive analysis of the processes of dollarization-de-dollarization within the Eurasian Union.

The paper presents a classification of dollarization forms that served as a basis for empirical research and structural analysis of the level of dollarization in the EEU countries from the standpoint of monetary and financial approaches. In addition, calculations were carried out to determine the feasibility of introducing a single currency within the EEU.

Research methods: analysis of statistical data, hypotheses, theories and literature on the research topic, comparative method, classification, analytical method, generalization and observation.

A structural study of dollarization will give an idea of what tools are needed to strengthen the domestic monetary and financial sector and stabilize the national currency. The General analysis allowed to share the specifics of currency substitution in the partner countries, to see the current trends and prospects for the restoration of the role of domestic currencies.

 

Keywords
dollarization, dedollarization, financial and monetary concepts, ruble substitution, national currencies, currency Union, dollarization of loans and deposits, currency regulation.
Received
22.12.2020
Date of publication
30.12.2020
Number of purchasers
6
Views
168
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Концепция долларизации экономики лежит сегодня в основе самых разнообразных преобразований в валютно-финансовых отношениях. А сам термин «долларизация» приобретает новые направления, трактовки и концепции. В результате чего разработаны и продолжают совершенствоваться подходы к изучению данного понятия.
2 Особое значение имеет анализ долларизации в рамках интеграционного объединения — ЕАЭС, так как она тормозит развитие собственного валютно-финансового рынка и подрывает суверенитет, ограничивая оборот национальной валюты. Структурное изучение долларизации может дать представление о том, какие инструменты необходимы для усиления внутреннего валютно-финансового сектора и стабилизации национальных валют.
3 Цель общей политики стран также состоит в совместном сопротивлении внешним и внутренним шокам, которые имеют тенденцию транслироваться и переходить от одной экономики к другой в рамках союза. Кооперирование в финансовой и монетарной сфере должно помочь преодолеть негативные последствия шоков и волатильности мировых финансовых рынков.
4 Среди проблем, долгое время мешающих проведению совместной эффективной денежно-кредитной политики, несмотря на схожесть характеристик денежно-кредитной политики на евразийском пространстве, можно выделить: •высокий уровень долларизации экономик; •инфляция (в том числе и девальвационные ожидания); •недостаточная развитость банковского и финансового сектора; •теневая экономика; •уязвимость перед внешними шоками.
5 Таблица 1 — Характеристики денежно-кредитной политики в странах-членах ЕАЭС
Армения Беларусь Казахстан Кыргызстан Россия
Режим ЦБ Инфляционное таргетирование Монетарное таргетирование Инфляционное таргетирование Инфляционное таргетирование Инфляционное таргетирование
Целевой уровень инфляции 4 % 5 % 3-4 % 5-7 % 4 %
Инструменты Ставки процента Денежные агрегаты Ставка процента, валютные интервенции Ставка процента Ставка процента
Режим валютного курса Плавающий Управляемо плавающий Свободно плавающий Управляемо плавающий Свободно плавающий
Примечание: источник [8].
6

Рисунок 1 — Динамика инфляции в странах ЕАЭС в 2013-2018 гг. [11]

7

Рисунок 2 — Темпы роста широкой денежной массы в странах ЕАЭС [13]

8

Тем не менее рассмотрим текущее макроэкономическое состояние и развитие стран объединения на предмет сближения в экономической политике. Превалирующее большинство центральных банков стран-членов ЕАЭС нацелены на поддержание режима таргетирования инфляции (таблица 1). Тем не менее стоит отметить, в Армении слабое воздействие ставки репо на рыночные ставки по вкладам и кредитам усиливается долларизацией экономики, в Беларуси проблема заключается в высоких девальвационных ожиданиях, Казахстан испытывает влияние кризиса 2008-2010 гг. и слабость банковского сектора, а в Кыргызстане и России преобладает работа канала валютного курса. Затем на рисунке 1 можно увидеть годовые изменения инфляции в странах-партнерах по объединению. Все страны не вышли за рамки национальных целевых ориентиров по итогу 2019 года. Разброс показателей по объединению сократился за последний год, а разница между максимальным и минимальным значениями составила 4,7 %. Можно отметить, что Центральные банки стран-членов ЕАЭС целенаправленно снижают ключевые процентные ставки уже на протяжении последних 5 лет. Еще один инструмент денежно-кредитной политики — широкая денежная масса в странах ЕАЭС демонстрирует синхронность в динамике, хотя увеличение агрегата произошло только в Армении и Кыргызстане в 2018 году (рисунок 2). 

см.

см.
9 Согласование макроэкономической политики является ключевой детерминантой углубления интеграции в Евразийском союзе. И хотя наблюдается некоторая координация в проведении денежно-кредитной политики (в частности, в динамике темпов инфляции, объеме широкой денежной массы, понижении ключевых банковских ставок) стран-партнеров, она пока остается незначительной, так как страны, пытаясь сохранить свой суверенитет внутри союза, придерживаются различных инструментов и регуляторов.
10 Как уже было отмечено, долларизация является одним из факторов, тормозящих интеграцию в объединении, поэтому необходимо отследить ее ключевые тенденции и закономерности.
11 Термин долларизация широко используется в литературе в связи с процессом, в котором иностранные деньги заменяют отечественные в любой из своих функций. Если взять за основу трактовку долларизации как явления, при котором функции национальных денег возлагаются на иностранную, то изучение долларизации предполагает рассмотрение денег, денежных теорий, анализ замещения валют в срезе денежных агрегатов. Такой подход называется монетарным.
12 Монетарная концепция долларизации включает обзор денежной массы, разбитой на денежные инструменты различной ликвидности и доходности. Однако в силу институциональных различий в странах центральные банки выделят различное количество денежный агрегатов в общей денежной массе. Так, в странах ЕАЭС набор денежных агрегатов совпадает лишь частично (таблица 2).
13 Таблица 2 — Денежные агрегаты в странах ЕАЭС и их рост в 2017 к предыдущему году, %
Армения Беларусь Казахстан Кыргызстан Россия
М0 114 130 112 122 115
М1 120 136 109 122 116
М2* 129 108
М2 129 112 124 116
М3 117 98
М2Х 117 126 119
Денежная база 97 155 108 118 130
Примечание: источник [13].
14 Монетарная концепция сосредотачивает внимание на анализе валютной структуры денежной массы в обращении, а также валютный состав депозитов. В различных экономиках тот или иной денежный агрегат играет преобладающую роль, а в силу цифровизации экономики происходит смещение значимости одного агрегата в пользу другого. В итоге за центральным банком стоит высокая ответственность в правильном расчете статистике и сборе данных, учитывая изменения в предпочтении ликвидности.
15 Выходя за рамки денежных активов, ученые рассматривают также финансовую концепцию долларизации, которая затрагивает ряд не денежных активов при оценке долларизованности экономики. Финансовая долларизация — это управление финансовыми рисками в политической среде. Иными словами, финансовая долларизация обозначает владение резидентами активами и обязательствами, деноминированными в иностранной валюте, включая банковские депозиты и кредиты, а также небанковские активы, такие как коммерческая бумага или суверенный долг (Levy-Yeyati E., 2004).
16 Уровень депозитной долларизации трацдиционно выше долларизации кредитов, поскольку первая форма также характеризуется большей волатильностью. Долларизация депозитов, как правило, не всегда сопровождается долла-ризацией кредита. В частности, это согласуется с аргументом о том, что иностранные займы банков (часто от их материнских банков) используются для финансирования роста внутреннего кредитования. Хотя в исследовании рабочей группы МВФ, была обнаружена 82 %-ная корреляция между обеими формами (Bannister G., Gardberg M. and Turunen J., 2018).
17 Далее был осуществлен анализ долларизации конкретно в странах Евразийского союза по формам долларизации. Долларизация депозитов была рассчитана как соотношение депозитов в иностранной валюте к совокупному объему депозитов, кредитная — как соотношение инвалютной задолженности к общей стоимости задолженности по кредитам. Для долларизации кредитов были использованы именно данные по объему задолженности, а не объему кредитования, так как данная величина наилучшим образом отражает стоимостное количество инвалютных активов, которые находятся в обращении в экономике.
18 На рисунках 3 и 4 отображена динамика двух типов долларизации в разрезе стран ЕАЭС за период 2013-2018 гг. Динамика уровня депозитной долларизации движется наиболее синхронно в странах и с пика в 2015 году показывает убывающую динамику. Наиболее высокое значение показателя наблюдается в Республике Беларусь — 65,5 % (сократившись на 8,7 % с 2015 года), наименьшее — в России с уровнем 25,4 %. Вероятно, высокая степень открытости экономики Беларуси делает ее уязвимой к внешним шокам и, как следствие, содействует долларизации. Кредитная же долларизация имеет колебательное движение в динамике, и нет ярко выраженного тренда в целом по объединению. Однако за последний год только в Беларусь и Кыргызстане отмечено снижение уровня долларизации кредитов. Тем не менее наиболее кредитно-долларизованной экономикой остается Армения с уровнем в 58,1 %, за ней следует Беларусь с долларизацией в 49 %, а наименьший уровень наблюдается опять же в России — 14,1 %.
19

Рисунок 3 — Динамика уровня долларизации кредитов в странах ЕАЭС [разработка автора]

20

Рисунок 4 — Динамика уровня долларизации депозитов в странах ЕАЭС [разработка автора]

21 Колеблющаяся динамика кредитной долларизации в Республике Беларусь отмечается на фоне наличия существенных кредитных рисков в стране. Так, долгосрочный кредитный рейтинг (его называют спекулятивным) страны отнесен к категории В по шкале Fitch Rating. Это значит, что страна способна исполнять финансовые обязательства в долгосрочной перспективе при наличии благоприятной внешней среды.
22

В 2018 году наибольший разрыв между формами долларизации заметен в Казахстане, который составил 24,6 %, в то время как экономика Армении долларизована фактически равно как в сторону депозитов, так и кредитов. Наблюдается неоднородность степени долларизации в странах объединения: таргетирование инфляции через свободное курсообразование в России и Казахстане привели к более убедительным результатам в политике дедолларизации нежели жесткий контроль за валютным курсом и меры административного характера в ряде других стран.

23

Затем была построена корреляционная зависимость между обеими формами долларизации в модели стран ЕАЭС. Коэффициент регрессии составил 0,71, что говорит о высокой корреляции между формами долларизации в странах интеграционного объединения. Как показывает линия тренда, экономики ЕАЭС долларизованы преимущественно в сторону депозитов (рисунок 5).

24

Рисунок 5 — График корреляционной зависимости между депозитной и кредитной долларизацией в ЕАЭС [разработка автора]

25 Более общим показателем долларизации служит коэффициент, рассчитываемый как соотношение депозитов в иностранной валюте к стоимости широкой денежной массы. Динамика данного индикатора сходна с показателем уровня долларизации депозитов в странах ЕАЭС (рисунок 6).
26

Рисунок 6 — Динамика степени долларизации в странах ЕАЭС за 2013-2018 гг. [разработка автора]

27 Что касается факторов, затрудняющих усиление национальных валют всех участниц объединения во взаимных платежах и внешнеэкономической деятельности, то их можно разбить на: экономический, политический и юридический блоки. Данные факторы включаю транзакционные издержки, неразвитость рынка капитала, недоверие к местных валютам и т.д.
28 Стоит отметить, что развитие внутреннего биржевого рынка в России обеспечил доступ нерезидентов на него, из которых было зарегистрировано более 850 клиентов из стран ЕАЭС на начало 2016 года. Роль российской экономика в ЕАЭС велика, так как она задает импульс для реализации ДКП в государствах-партнерах, внутренние шоки распространяются и на остальных членов, а также российский рубль по-прежнему остается доминирующей валютой во взаимных платежах, его удельный вес велик и в расчетах стран ЕАЭС со всеми странами мира. В связи с чем на постсоветском пространстве начинает вырисовываться тенденция к рублевому замещению, вытесняя «долларизацию».
29 В настоящее время большое внимание уделяется совершенствованию механизма и увеличению объема использования национальных валют на евразийском внутреннем рынке. Мотивы их использования кроются в:
  • Возможности использовать обширный общий рынок товаров и услуг,
  • Традициях и структуре взаимной торговли,
  • Практике ценообразования.
Согласно опросу, проведенному Евразийской экономической комиссией, главными ограничителями в углублении валютной интеграции в рамках ЕАЭС являются повышенные валютные риски, существующие бизнес-практики и нехватка экономических мотивов. Сюда можно добавить опасения перед потерей суверенитета в валютной политике.
30 В структуре взаимных расчетов между странами-партнерами по ЕАЭС за 4 года российский рубль укрепил свои позиции во внутренней торговле на 13,1 %, сместив тем самым долю доллара и евро до 18,3 % и 5,2 % соответственно. Кроме того, в валютной структуре платежей за экспортно-импортные операции со всеми странами мира, доля российского рубля в 2017 году составила: в Беларуси — 48,4 % (доллара — лишь 23,7 %), в Казахстане — 27,9 %, в Кыргызстане — 13 % и России — 30,8 %. Банк Армении не предоставляет таких данных (рисунок 7) [11].
31

Рисунок 7 — Валютная структура расчетов по экспорту-импорту товаров и услуг меж-ду государствами ЕАЭС в 2013 и 2017 гг., в процентах [11]

32

Среди предлагаемых мер для усиления роли национальных валют во взаимном обороте на первое место выходит развитие общего рынка капитала, диверсификация и модернизация кредитного механизма. В данном контексте ЕАБР уже в 2017 году открыл кредитные линий на финансовые учреждения в местных валютах, оцененные в 200 млн долл., с тем чтобы способствовать привлекательности платежей и расчетов в национальной валюте. Еще одним механизмом повышения роли национальных валют является совершенствование нормативно-правовой базы, что включает: •Доступ на общий валютный рынок небанковских агентов, •Согласование ДКП и валютной политики, •Сокращение трансакционных издержек коммерческих банков, •Упрощение и унификацию налогового режима.

33 Важно также рассмотреть силу воздействия внешних шоков на экономики стран и открытость экономики перед внешним инвестированием через показатели открытости экономики (рисунок 8). Экономика Беларуси наиболее либерализована по сравнению со странами-партнерами, и только у нее экспортная квота превышает 50 %. Относительно других государств можно лишь сказать о высоких защитных механизмах. Этот факт затрудняет координацию внешней политики в рамках целого объединения. В то же время высокая открытость белорусской экономики усиливает уязвимость внешним шокам, и для того, чтобы нивелировать риск девальвации Центральный банк проводит политику плавающего валютного курса.
34

Рисунок 8 — Показатели открытости экономик стран ЕАЭС за 2017 год [13]

35

Рисунок 9 — Динамика ежегодного изменения валютных курсов стран ЕАЭС к доллару США, в процентах

36

Динамика обменных курсов валют государств ЕАЭС за период 2013-2018 гг. относительно доллара показывает относительную синхронность в динамике (рисунок 9). И если курс валют волатилен к доллару, особенно в кризисные 2014-2015 гг., то обменные курсы валют относительно друг друга показывают гораздо меньшие колебания. Это приводит к тому, что операции в национальных валютах становятся выгоднее. В не кризисные периоды ослабление национальной валюты к доллару делает то же самое: например, на начало 2019 года за год белорусский рубль ослаб на 9,6 % к доллару США, но армянский драм укрепился к рублю только на 7,8 %, а российский рубль вовсе ослаб на 9,3 п.п.. 

см.
37 В конечном счете, формы дедолларизации в Евразийском союзе протекают не равномерно и синхронно: долларизация кредитов в большей степени волатильна. Несмотря на то, что существует большой разрыв в примерно 40% в степени долларизованности между Беларусью с Арменией и Россией, в целом по союзу можно заметить нисходящий тренд за 2013-2018 гг. Также зависимость между обеими формами долларизации внутри союза значительна – 71 %. Особенностью политики дедолларизации на постсоветском пространстве служит то, что страны взяли курс на усилении роли национальных валют во взаимных платежах. Динамики обменных валютных курсов доказывают выгодность перехода на местные валюты во внутренних платежах. Однако вытеснение иностранных валют (доллар, евро) во взаиморасчетах ведет главным образом к усилению российского рубля, на который пришлось в 2017 году 75 %.
38 С момента вступления в силу в 2015 году договора о Евразийском экономическом союзе главной задачей объединения является углубление интеграции через координацию и согласование валютных, денежно-кредитных и фискальных политик стран-членов. Валютная интеграция способствует: улучшению международных экономических отношений через упрощение движения товаров, услуг и капитала; снижению трансакционных издержек; устойчивость к внешним шокам, обусловленных курсовой нестабильностью; создание равных условий для экономических агентов за счет сглаживания уровня инфляции и процентных ставок. В связи с чем также важным встает вопрос о том, существует ли реальная потребность во введении единой валюты на Евразийском пространстве. На данный момент Европейский союз представляет пример единственно эффективно функционирующего валютного союза в мире, который базируется на подлинном валютном объединении, что служит основанием для оценки качества интегрированности стран-членов ЕАЭС по модели создания валютного союза в Европе. Итак, валютный союз требует прохождения трех этапов:
  1. Сначала начинает функционировать единый рынок, минимизируются границы колебаний валютных курсов и происходит координация макроэкономической политики.
  2. Следующий этап подразумевает конвергенцию ключевых показателей, экономического роста.
  3. Последний этап венчается введением единой валюты и созданием единого центрального банка.
В ЕАЭС благодаря координации усилий стран-членов уже проходят первый этап. Поэтому на следующем шаге необходимо обратиться к анализу динамики макроэкономических показателей стран-партнеров, т.е. проанализировать, насколько синхронизированы их экономические циклы развития.
39 Оценка конвергенции в денежно-кредитной сфере в кратко- и долгосрочном плане охватывает ряд показателей:
  • уровень инфляции;
  • краткосрочные процентные ставки;
  • соотношения денежных агрегатов;
  • уровень денежной базы;
  • номинальные или реальные валютные курсы.
40 Взяв за основу выше указанные показатели, можно рассчитать коэффициенты вариации по каждому из индикаторов. Результаты расчетов приведены в таблице 4. В статистике принято считать, что коэффициент вариации, находящийся в пределах 33 % указывает на однородность совокупности. Из чего можно сделать вывод о том, что рассеивание основных показателей экономического цикла значительно, но находится в пределах нормы, кроме инфляционного уровня, что говорит о пока еще разрозненной инфляционной политике в государствах-членах. То же самой можно сказать и о политике по дедолларизации в странах. В связи с чем о быстром введении единой союзной валюты пока говорить рано, но это не препятствует координации политики государств по предотвращению экспансии инвалюты на внутреннем рынке.
41 Таблица 4 — Синхронизация макроэкономических показателей на основе коэффициента вариации в ЕАЭС за 2019 год
Индикатор Коэффициент вариации
Уровень инфляции 46,7 %
Ставка рефинансирования 32,6 %
Уровень долларизованности 75,4 %
Динамика обменного курса 33 %
Валютный курс по отношению к доллару 54,8 %
ВВП 3,9 %
Примечание: расчеты автора.
42 Также идея о валютном союзе проваливается в силу доминирования российской экономики в союзе, так как российская экономика, вероятно, будет оказывать наибольшее влияние на денежно-кредитную политику остальных членов союза и определяет степень стабильности внутри союза [7].
43 Таким образом, возрождение процессов углубления интеграции зависит от координации валютных, денежно-кредитных и фискальных политик стран-членов объединения. Цель общей политики состоит в обеспечении устойчивости экзо- и эндогенным шокам, среди которых: мировая процентная ставка, которая определяет стоимость внешнего финансирования; потоки денежных капиталов, которые подчинены колебаниям процентных ставок; риски мирового финансового рынка. Странам-партнерам необходимо сосредоточить усилие на координации денежно-кредитной политики, создать благоприятные условия для взаимопроникновения на рынки капитала.
44 На Евразийском пространстве кооперирование государств в валютной и монетарной политики затрудняется доминированием российской экономики, которая определяет степень стабильности внутри союза. Поэтому цель общей политики состоит в противодействии механизмам трансмиссии негативных шоков внутри союза. Также высокая степень долларизации экономик мешает повысить устойчивость интеграции.
45 В целях эффективности преодоления долларизации страны перешли к поиску инструментов, способствующих усилению роли национальных валют на общем внутреннем финансовом рынке: с 2013 по 2017 год доля иностранных валют во взаиморасчетах стран ЕАЭС сократилась на 13,6 %, однако в пользу только российского рубля. И все же расчеты в валютах стран объединения гораздо выгоднее, так как обменные курсы относительно друг друга менее волатильны. В срезе форм долларизации стоит отметить, что кредитная долларизация имеет большую волатильность и показатели ее динамики сильно разрознены по ЕАЭС. Уровень депозитной долларизации равномерно снижается во всех странах объединения. Однако долларизация как депозитов, так и кредитов присуща экономикам Беларуси и Армении, наименее долларизованной экономикой является Россия. Для ЕАЭС характерна корреляция между формами долларизации — 71 %.

References

1. 1. Bannister G., Gardberg M. and Turunen J., Dollarization and Financial Development / Geoffrey Bannister, Malin Gardberg and Jarkko Turunen. — IMF Working Paper. — September, 2018. — 39 r.

2. Beim D.O., Deposit Dollarization / David O.Beim // Columbia Business School. — June 8, 2004.

3. Berg, A., Borenszstein, E. Full Dollarization. The Pros and Cons / A. Berg, E. Borenszstein // Economic Issues. International Monetary Fund. — December, 2000. — No.24.Luca A., Petrova I., Credit Dollarization in Transition Economies: Is It Firms’ or Banks’ “Fault”? Alina Luca, Iva Petrova. — October 15, 2003.

4. Catão Luis A.V., Terrones Marco E., Financial De-Dollarization: A Global Perspective and the Peruvian Experience / Luis A.V. Catão and Marco E. Terrones. — IMF Working paper. — April, 2016.

5. 1 Levy-Yeyati E, Financial dollarization: evaluating the consequences / Eduardo Levy-Yeyati. — April, 2004.

6. Nwase Nk., Y.Kumah, Revisiting the Concept of Dollarization: The Global Financial Crisis and Dollarization in Low-Income Countries / Nkunde Mwase and Francis Y. Kumah. — IMF Working Paper. — January, 2015.

7. Vojtekhovich, A. N. Valyutnaya integratsiya v Evrazijskom ehkonomicheskom soyuze: formy realizatsii i otsenka tselesoobraznosti / A. N. Vojtekhovich // Ehkonomika glazami molodykh: materialy VIII Mezhdunarodnogo ehkonomicheskogo foruma molodykh uchenykh, (Minsk, 19-20 iyunya 2015 goda) / [redkol.: G.A. Korolenok i dr.] ; M-vo obrazovaniya Resp. Belarus', UO "Belorus. gos. ehkon. un-t", Sovet molodykh uchenykh BGEhU. - Minsk : BGATU, 2015. – S. 187-191.

8. Denezhno-kreditnaya politika gosudarstv — chlenov EAEhS: tekuschee sostoyanie i perspektivy koordinatsii. — M.: EEhK, SPb.: TsII EABR, 2018. — 148 s.

9. Dollarizatsiya kak fenomen mezhdunarodnykh valyutno-finansovykh otnoshenij [Ehlektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http://konf.x-pdf.ru/18ekonomika/152369-2-ogli-dollarizaciya-kak-fenomen-mezhdunarodnih-valyutnofinansovih-otnosheniy.php . Data dostupa: 28.01.2019.

10. Dollarizatsiya: suschnost', formuly raschetov i problemy izmereniya [Ehlektronnyj resurs]. — Rezhim dostupa: http://www.nitpa.org/dollarizaciya-sushhnost-formuly-raschetovi-problemy-izmereniya-3/ . — Data dostupa: 20.01.2019.

11. Evrazijskaya ehkonomicheskaya komissiya (URL: http://www.eurasiancommission.org).

12. Natsional'nye valyuty vo vzaimoraschetakh v ramkakh EAEhS: prepyatstviya i perspektivy. — SPb.: TsII EABR, 2018. — 76 s.

13. Finansovaya statistika Evrazijskogo ehkonomicheskogo soyuza. Operativnye dannye za 2018 god. Statisticheskij sbornik; Evrazijskaya ehkonomicheskaya komissiya. – Moskva: 2019. – 438 s.